Свежий Номер

№ 8 (22), 2006


Литобоз.


Ведущий — Евгений Степанов



Алексей Прасолов, «На грани тьмы и света».
Воронеж, Центр духовного возрождения Черноземного края, 2005.

Прасолов Алексей Тимофеевич (13.10.1930 — 2.02.1972) — поэт. Родился в селе Ивановка Кантемировского р-на Воронежской обл. Окончил Россошанское педагогическое училище (1951). Печатался с 1953. Автор книг стихов «День и ночь» (1966), «Лирика» (1966), «Земля и зенит» (1968), «Во имя твое» (1971).
Такие скупые биографические строки почерпнуты мной из Интернета. Между тем Алексей Прасолов — один из ярчайших русских поэтов XX века. Это еще раз подтвердила книга его стихов «На грани тьмы и света», которая вышла в Воронеже, в Центре духовного возрождения Черноземного края, в 2005 году.
Эстрадные поэты-шестидесятники подсчитывали в стихах, сколько стран он посетили и ничтоже сумняшеся сравнивали себя с Иисусом Христом, и творили другие уму непостижимые глупости, дискредитируя и самих себя, и поэзию, а в это время в российской глубинке, в Воронежской области, жил настоящий поэт. Работал в районных и многотиражных газетах, ошибался, оступался, писал, творил. Поэт Алексей Прасолов, наследующий традициям Федора Тютчева и Александра Блока, Георгия Иванова и Николая Заболоцкого…
Этого русского Франсуа Вийона более сорока лет назад открыл широкому читателю Александр Твардовский, напечатав в «Новом мире» десять его стихотворений.
Поэт, родившийся в 1930 году, прожил без малого 42 года.
И вот избранное поэта, составленное его вдовой Раисой Васильевной Андреевой-Прасоловой в 2005 году.
Удивительный и вместе с тем закономерный парадокс: автор, никогда не гнавшийся за сиюминутностью, оставил стихи абсолютно современные и не устаревшие. О человеке, природе, космосе, борьбе добра и зла.
Стихи Прасолова как бы незатейливы, спокойны, но в них есть внутренний нерв, есть чувство единства с окружающим миром. И, что самое удивительное, эти стихи написаны мастером, профессионально владеющим стихотворной техникой.

В объятьях сосен я исколот.
Я каждой лапу бы пожал.
И красоты кристальный холод
По жилам гонит алый жар.

Здесь каждое слово на месте, каждый слог (как писала по другому поводу Марина Цветаева) является лексической единицей.
Прасолов — поэт-философ, размышляющий о мире и космосе, ищущий (и зачастую не находящий!) ответы на вопросы.

А в стремительном усилье,
Как вызов, как вселенский клич,
Выносишь солнечные крылья,
Чтоб запредельное — постичь.

Бытует мнение, что стихи Прасолова асоциальны, герметичны. Это не так. Разумеется, в его стихах нет КАМАЗов и «Братских ГЭС» — социальное проявляется в лирике поэта исподволь, не лобово.
Вот как Прасолов, дитя войны, вспоминает о страшном лихолетье.

На пустыре обмякла яма,
Наполненная тишиной,
И мне не слышно слово «мама»,
Произнесенной не мной.

Тяжелую я вижу крышу,
Которой нет уже теперь,
И сквозь бомбежку резко слышу,
Как вновь отскакивает дверь.

Лучшие стихи Прасолова предельно немногословны, лапидарны. В книге есть настоящие, на мой взгляд, шедевры, которые отчасти перекликаются с лирикой другого вечного странника — Георгия Иванова.



                        * * *

Я губ твоих не потревожу…
Дремли, не злясь и не маня.
Огнем небес и дрожью кожи
Мой день выходит из меня.

Необожженной, молодой —
Тебе отрадно с этим телом,
Что пахнет нефтью, и водой,
И теплым камнем обомшелым.

1970



                        * * *

Выхожу я осторожно,
Месяц красен и велик.
А вдали — гудок дорожный,
Как пространства темный крик.

Есть в ночном пространстве сила,
И угрюма, и светла,
Та, что нас разъединила
И по новому свела…

1963


Читая и перечитывая Алексея Прасолова, понимаешь: тихим, спокойным шагом, никому ничего не доказывая, не стремясь никому понравиться, поэт дошел до своего читателя. И остался в русской литературе. А это удавалось немногим.